2016-08-24T03:35:34+03:00

О тяжкой ноше слова «х**», услышанного в детстве

Наш колумнист продолжает дискуссию о запрете информации в Интернете
Николай БОГОМОЛОВзам. главного редактора журнала «Мотоэксперт»
Поделиться:
Комментарии: comments37
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН
Изменить размер текста:

Смотрю я на нынешние законы о пропаганде всего на свете и вспоминаю свое счастливое советское детство. В школу я пошел в 1983 году, когда самым ругательным словом на телевидении было «каналья» в исполнении Боярского. В первый же день взрослые пацаны из второго класса между плитами на стройке прочитали нам лекцию об использовании обсценной лексики в межличностной вербальной коммуникации. Слова я запомнил, только смысла не понял и терзал бабушку в переполненном автобусе вопросом: «А что такое б***?»

К окончанию начальной школы я полностью уяснил смысл терминов, а заодно и принципов сексуальных отношений. Потом кто-то из одноклассников нашел в лесу разорванные на мелкие кусочки две черно-белые фотографии. Собирали паззлы всей мужской половиной класса.

Как собрали - визуализировали полученную на словах информацию. А заодно узнали, что такое оральный и групповой секс. Вскоре папа друга по цене автомобиля купил в комиссионке модный советский видак «Электроника ВМ-12». И мы очень быстро откопали в шкафу среди маминого белья кассету с фильмами «Эммануэль» и «Греческая смоковница». Так при советском режиме, полностью исключавшем пропаганду сексуальных отношений, к пятому классу я и мои одноклассники прекрасно знали, что это значит и как это выглядит.

Не понимали разве что, зачем это надо. А посему воспринимали как дурацкую причуду взрослых.

Никто из нас не помутился рассудком, не изнасиловал одноклассницу. Почти все начали половую жизнь в нормальном возрасте и выросли нормальными людьми без заметных отклонений. Курение тоже было под жестким запретом. Детям сигареты не продавали, в каждой поликлинике висели агитплакаты с копчеными легкими курильщиков, журнал «Крокодил» печатал карикатурные сигаретные пачки с искаженными названиями вроде «Астра» - «Астма». Тем не менее, первую сигарету я выкурил лет в 12. Кто-то спер у отца пачку, завел тусовку в глубь леса, и все покурили. Потом долго зажевывали листьями, чтобы родители не унюхали. Как нетрудно догадаться, волк из «Ну, погоди» тут был совсем не виноват.

Первый алкогольный опыт приключился лет в 14, в самый разгар антиалкогольной компании. Тогда весь пропагандистский ресурс был направлен на искоренение пьянства. Но, несмотря на ухищрения Горбачева, кто-то принес на школьную дискотеку пузырь «Пшеничной», под песню Газманова «Есаул» все сделали по глотку и дико нажрались.

К чему я все это рассказываю? Да к тому, что даже при образцовой советской пропагандистской машине миллионы цензоров, секретарей, завучей, пионервожатых не смогли оградить школьников от матершины, сигарет, алкоголя и сексуального просвещения. Неужели в век интернета кто-то всерьез полагает, что, если убрать из телевизора Высоцкого с папиросой или Никулина с бутылью самогона, дети до 18 лет не узнают, что на свете есть алкоголь и табак?

Другой вопрос, насколько вообще актуальны эти запреты. От того, что я в пятом классе увидел, как Микки Рурк высокохудожественно совокупляется с Ким Бесинджер, у меня волосы на ладонях не выросли и импотентом в 20 лет я не стал. Тяжкой ноши слова «х**», услышанного в начальной школе, я тоже не чувствую. Конечно, я не считаю, что нужно показывать в «Спокойной ночи, малыши» порно-анимэ. Но интересно было бы понять логику борцов за всеобщую нравственность, которые своими законами скорее усложняют жизнь для взрослых, чем облегчают для детей.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также