2015-02-04T08:04:51+03:00

Человека убили, а кошка осталась

Мы печатаем этот текст в память о погибшей журналистке Ирине Черски
Поделиться:
Комментарии: comments13
Изменить размер текста:

В «Рассане» барной стойки откровенно не хватало, зато там был желтый свет, синие стены и коньяк в кредит. Обитель, настоящая обитель, хотя половина моих знакомых считала ее жалкой забегаловкой.

Вранье и малодушие! Не было лучшего места для любителей иллюзорной жизни, особенно если вокруг ленинградский мокрый вечер, и все, что есть в кармане - это одолженный ключ от комнаты в коммуналке, и это в лучшем случае.

В один из таких вечеров я получила записку с просьбой обернуться и посмотреть на второй столик у окна. У меня было уже три записки того же авторства, поступившие в разные дни непонятно от кого, поэтому ощущение было вполне волшебным. (Друзья мои, если вы хотите со мной познакомиться - напишите мне записку в кафе. Я сентиментально люблю этот жанр. Он никогда не был особенно популярен, а теперь sms-ки его окончательно похоронили).

Я обернулась и обнаружила юношу, так же меланхолично, как и я, пьющего коньяк. Мы познакомились, он оказался Игорем, милым и занятным. Была ночь, пошли гулять, пронзительный холод, долго курили справа от Кировского моста (если лицом к Петроградской), там еще такие ступеньки к Неве. Говорили. Согласно возрасту (мне было 20) - о книгах - одних и тех же, о частном, что неожиданно оказалось общим. Потом перешли мост, дошли до метро Петроградская, где-то неподалеку он жил.

Это была очень странная необъятная квартира, тридцать восемь комнаток Высоцкого оказались отнюдь не метафорой. До сих пор помню страшную кухню величиной с небольшой спортивный зал, и закопченные плиты по периметру. А восьмиметровый «чулок» Игоря был доверху наполнен плюшевыми китайскими игрушками. Он собирался заняться мелким бизнесом. Вот, скинулись с приятелями, закупили партию.

На следующее утро я уехала от него с плюшевой желтой кошкой. Ни через день, ни через два, ни через неделю он не позвонил.

Я расстроилась? Я расстроилась. А недели через три встретила в «Рассане» приятеля. Говорит - помнишь Игоря, он тебе еще записки писал? Помню, а где он? А его убили.

То есть как, его больше нет? А его больше нет. Было ли мне с ним хорошо? Не помню.

Любое «хорошо» вытесняется последующими «хорошо», и это очень честно по отношению к «сегодня», иначе все мы давным-давно умерли бы от тоски. А желтая Кошка осталась. Сидит рядом с монитором. Такая же, как была тогда. Тебе сегодня одиннадцать лет, Кошка! Примерно сегодня, я не помню точной даты, просто был такой же дурацкий март. Завяжу тебе по этому поводу красный бантик.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных