2016-08-24T02:18:22+03:00

Кто растранжирил миллионное наследство вдовы Юлиана Семенова

«Комсомолка» выслушала разные версии семейного скандала [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments93
Вдова Юлиана Семенова, сестра режиссеров Андрея Кончаловского и Никиты Михалкова, заявила, что ее предали родные дочери. Фото: Экспресс газета.Вдова Юлиана Семенова, сестра режиссеров Андрея Кончаловского и Никиты Михалкова, заявила, что ее предали родные дочери. Фото: Экспресс газета.
Изменить размер текста:

Вдова Юлиана Семенова, сестра режиссеров Андрея Кончаловского и Никиты Михалкова, заявила, что ее предали родные дочери. Распродали без разрешения все картины прадеда - художника Петра Кончаловского, стоившие миллионы долларов, а ее якобы попытались отправить в психиатрическую лечебницу. Что же происходит в известной семье? Мы навестили наследницу известного рода Кончаловских-Суриковых в частной больнице в Подмосковье.

«Хотели отправить в психушку»

- Я здесь, в больнице, уже десять месяцев, - начала рассказ 84-летняя Екатерина Сергеевна. Она хоть и в кресле-каталке, но весьма бодра. - До этого против моей воли по требованию дочерей Ольги и Дарьи меня пытались поместить в психиатрическое отделение. Но не удалось.

- Вас забрали силой?

- Я была на даче в Жуковке, дочери вскрыли все замки и взломали двери. Я не хотела их пускать. Ольга написала бумагу: «Мама опасна для окружающих, хочет поджечь дом, называет нас ведьмами». Старшая дочь Даша ей не помешала. Приехала платная психиатрическая бригада. Меня отвезли в больницу № 67.

Правда, психиатр заявил, что с головой у меня все в порядке. Но дочки не успокоились: решили через суд доказать мою недееспособность. Хотели стать моими опекунами, чтобы распоряжаться всем добром.

В заявлении на госпитализацию дочери Ольга и Дарья отмечали неадекватность матери.

В заявлении на госпитализацию дочери Ольга и Дарья отмечали неадекватность матери.

«Добро» пожилой женщины довольно весомо. После смерти Юлиана Семенова ей осталась пятикомнатная квартира на улице Серафимовича, где вдове принадлежит четверть. Но главная ценность - картины деда Екатерины Сергеевны - Петра Кончаловского. Эти 80 полотен классика эксперты когда-то оценили в десятки миллионов долларов.

- Дочери через Гагаринский суд Москвы пытались доказать мою невменяемость. Но судебная экспертиза установила: я полностью отдаю отчет своим действиям. И суд в иске отказал.

- А почему вы жили на даче, имея долю в квартире?

- Всегда хотела жить за городом. Хоть участок земли и небольшой, я развела хороший сад. Здесь в 2002 году Ольга построила дом в 200 квадратных метров. Строился он на мои деньги. С Олей мы договорились: я завещаю ей участок и дом. Дом записан на нее, а мне дочь предложила оформить договор пользования. Я фактически стала в доме сторожем. В течение многих лет я сама платила за дом, все коммунальные услуги - за месяц примерно 40 тысяч рублей.

Работа Петра Кончаловского «Версаль. Аллея» была продана на аукционе за $1 млн. 376 тыс.

Работа Петра Кончаловского «Версаль. Аллея» была продана на аукционе за $1 млн. 376 тыс.

- А в больнице вы сами оплачиваете пребывание?

- Помогают братья (Андрей Кончаловский и Никита Михалков. - Авт.).

«Тратила деньги мужа»

- Говорят, особую ценность представляет не квартира, а картины вашего знаменитого деда - художника Петра Кончаловского...

- Я получила их в наследство в 2000 году. После этого Ольга стала клянчить: «Мама, как ты можешь жить спокойно, если твои внуки едят одни макароны?» Оля постоянно играет несчастную и обиженную.

- Странно, Ольга ведь живет во Франции...

- Да, не думаю, что они бедствуют. Ольга вышла замуж за француза ливанского происхождения Надима Брайди. Еще мой супруг решил в Крыму построить гостиницу и обратился к французским друзьям, чтобы ему посоветовали архитектора. Так появился ливанец Брайди.

Натюрморт «Вальдшнепы и корзина» ушел за $47 тыc.

Натюрморт «Вальдшнепы и корзина» ушел за $47 тыc.

После того как у них родилась дочка Алиса, у Юлиана случился первый инсульт. После второго инсульта врачи отправили Юлиана в Инсбрук на реабилитацию, но это не помогло. Тогда я построила деревянный домик на нашей даче в поселке писателей и стала за ним ухаживать. Дочь Оля просто вынесла мне вердикт: «Мама, больше некому этим заниматься!»

- Вы с Юлианом Семеновым хоть и расстались, но не развелись. Злые языки уверяют, будто вы бездумно тратили его деньги, в том числе на любовника.

- Да, я тратила его деньги. Юлиан для того и работал, чтобы детей содержать. Муж, кстати, сам не хотел разводиться. Он мало времени проводил дома, был человеком мира. Работал с секретными документами в Германии - у него была такая возможность, постоянно находился в разъездах, собирая материалы в том числе для романа о Штирлице. Он не нуждался в доме. В наших отношениях было больше сочувствия и сострадания, чем любви. Помню, как он, впервые появившись в родительском доме, рассказывал, как искал по тюрьмам родного отца. Я поразилась его отваге. Как говорится, она его за муки полюбила, а он ее за состраданье к ним. У меня возникло желание ему помочь, скорее материнское чувство, чем чувство женщины. И я действительно помогла ему в конце жизни - два года ухаживала за парализованным человеком. Он ведь все понимал и мучился. При его активности - а он всю жизнь спешил - вдруг лежать... В моей памяти он остался бледным, худым, как Иисус.

«Не осталось ни одного из 80 полотен»

- Отношения с дочерьми испортились из-за наследства?

- Когда Юлиана не стало, они заявили: «Мама, мы землю в поселке писателей оформили на себя. И хотим продать оба дома, потому что нам нужны деньги на обучение детей в Англии». Меня выставили.

Портрет японского артиста Каварасаки - за $1 млн. 360 тыс.

Портрет японского артиста Каварасаки - за $1 млн. 360 тыс.

- И тем не менее вы дарили дочерям полотна?

- Сначала я отдала Ольге картину, которую она продала в Америке на аукционе, - натюрморт «Вальдшнепы и корзина». Но у нас с ней был уговор: половина - Ольге, половина - мне. Натюрморт продали за 47 тысяч долларов. Оля мне ни копейки не отдала, объяснила: «Мама, там такие налоги на таможне. Нам почти ничего не осталось». Я поняла, с ними кашу не сваришь. Но дочки почувствовали вкус денег, и дальше пошли суммы за миллионы. Работу «Версаль. Аллея» в Лондоне Оля продала за 1 миллион 376 тысяч долларов. В 2008 году я случайно получила уведомление с аукциона - портрет японского артиста Каварасаки реализовали за 1 миллион 360 тысяч долларов. Деньги свели дочек с ума.

Действительно, были дарственные на картины, но далеко не на все. Сейчас у меня не осталось из восьмидесяти работ ни одной. Но, по мнению Ольги, я кругом виновата, потому что окружила себя «плохими» людьми: «Люди из твоего окружения украли все картины». Есть у меня действительно женщина Нина, которая заменила мне дочерей. Она ведет все мои дела.

Загадка дарственной

- Ольга в 2008 году продала вашему брату Андрею Кончаловскому три картины за $3 млн. По идее этого нельзя сделать без дарственной...

- У нее есть документ, по которому я ей якобы за 3000 рублей продала 20 работ Петра Кончаловского. По этой бумаге будем экспертизу проводить: не то что подпись не моя, даже название работ переврано! (Возражения второй стороны - в рубрике «Ответное слово». - Ред.)

- А вы обговаривали с Олей судьбу картин?

- Картины принадлежат России. Я просила ее: «Оля, не продавай! Особенно семейные портреты». Дед написал только моих 14 портретов. Еще мне дороги два натюрморта, которые бабушка подарила на свадьбу с Юлианом Семеновым, - «Голландские букеты», написанные в стиле Рембрандта. В 1993 году я отдала натюрморты внучке Алисе. Мне бы хотелось оставить картины в семье, но беда в том, что семьи-то нет.

Мне дорог портрет Петра Петровича Кончаловского «Точит бритву». Оля утащила эту картину, заверив меня, что им «без корней нельзя». А какая ей нужна Россия? Она ее терпеть не может, живет во Франции!

«Отец Штирлица» Юлиан Семенов женился на внучке известного художника Петра Кончаловского. Фото: семейный архив.

«Отец Штирлица» Юлиан Семенов женился на внучке известного художника Петра Кончаловского. Фото: семейный архив.

Обидно: я выгляжу чудовищем в глазах людей. У братьев тоже есть картины, но никто из них их не выставляет на продажу - продает наследие только моя дочь Ольга.

- У вас есть старшая дочь Дарья...

- К Даше меньше претензий, потому что она больна. Ее старший сын связался с игорным бизнесом, и она крепко запила, когда он погиб.

- Возможно ли примирение с дочерьми?

- Не думаю. Сейчас дочь создала ситуацию, когда мне негде жить. Я хотела продать долю в пятикомнатной квартире на улице Серафимовича, чтобы купить жилье лично для себя, нашла покупателя, но Оля оспорила сделку.

В дальнейшем я буду жить в квартире, которая приобретена на мои последние деньги. И Оле туда не будет доступа. Хочется, чтобы меня оставили в покое. С дочерью Олей я готова поговорить только в случае, если она извинится и вернет семейные портреты Петра Кончаловского.

СПРАВКА «КП»

Екатерина Сергеевна Семенова (родилась в 1931 году) - дочь от первого брака Натальи Кончаловской, дочери известного русского художника Петра Кончаловского. Приемная дочь поэта и писателя Сергея Михалкова. Никита Михалков и Андрей Кончаловский - ее сводные младшие братья.

По материнской линии - наследница рода художника Василия Сурикова.

Ольга Семенова на открытии памятника отцу. Фото: UNIAN

Ольга Семенова на открытии памятника отцу. Фото: UNIAN

ОТВЕТНОЕ СЛОВО

«Страдает психическим заболеванием»

Мы обратились за комментарием к Ольге Семеновой. И получили письмо от ее адвоката Вадима Кодола. В письме говорится:

- Семенова О.Ю. не похищала у Семеновой Е.С. картины Кончаловского П.П. Картины были получены Семеновой О.Ю. по нотариально удостоверенным договорам от 1995 и 2001 годов.

- Семенова О.Ю. за последние годы не только не вмешивалась в финансовые дела Семеновой Е.С., но и отправляла последней очень крупные суммы денег. У Семеновой О.Ю. имеются безусловные доказательства, подтверждающие перевод сотен тысяч долларов США Семеновой Е.С.

- Семенова Е.С. беспрепятственно пользуется недвижимым имуществом, принадлежащим Семеновой О.Ю.: квартирой по адресу: г. Москва, Ленинский проспект (указаны номер дома и квартиры. - Ред.) (имеется нотариально удостоверенный протокол, подтверждающий факт передачи ключей от названной квартиры лично Семеновой Е.С.), а также домом по адресу: г. Москва, г. Троицк пос. Первомайское (указан подробный адрес дома. - Ред.)., что подтверждается, в том числе, и моей перепиской с адвокатом Опариным Д.А. (адвокат Е.С. Семеновой. - Ред.)

- Решение Гагаринского районного суда г. Москвы о признании Семеновой Е.С. дееспособной отменено апелляционной коллегией Московского городского суда.

Вместе с тем Семенова Е.С. страдает непсихотическим психическим заболеванием, что подтверждается выпиской из истории болезни Семеновой Е.С. С мая 2014 года Семенова Е. С. состоит на учете в психоневрологическом диспансере.

- Прокуратура г. Москвы проводит проверку на предмет возбуждения уголовного дела в отношении адвоката Опарина Д.А. на предмет совершения последним мошенических действий в отношнеии 1/4 доли Семеновой Е.С в квартире по адресу: г. Москва, ул. Серафимовича (указан точный адрес. - Ред.)

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Эта драма может стать детективом

Галина САПОЖНИКОВА, обозреватель «КП»

Ольга! Семенова! «Ненавидит» Россию и «сдала маму в психушку»?..

Да не смешите…

Мы познакомились с ней задолго до того, как этот пренеприятнейший скандал с наследством прописался на страницах газет. Вернее будет сказать так: сначала я познакомилась полудомашним музеем Юлиана Семенова, а потом - из чистого любопытства - с его основательницей, Ольгой. В украинском тогда еще Крыму, в татарской деревушке Мухалатке, в маленьком доме, который прилепился к горе и в котором Юлиан Семенов сочинил «Семнадцать мгновений весны». Собственно, на доме было так и написано: «Вилла «Штирлиц».

Чудесный музей, который она все эти двадцать с лишним лет после смерти отца собирала, хранила и поддерживала вкупе с ее очень тонкой и теплой книжкой воспоминаний сложились в картинку: я даже, помню, не удержалась и написала в книге отзывов какие-то восторженные слова про «настоящую дочь настоящего отца», узнав, сколько сил Ольга положила на то, чтобы уговорить местные власти поставить на дороге указатель. Простой указатель, на котором было написано: «Музей Юлиана Семенова»...

Был еще очень и очень достойный сериал «Исаев», в котором Ольга Семенова чудесно сыграла одну из ролей - ради удовольствия скорее, а вовсе не потому, что выпускнице Щуки, живущей в Париже, нечем было заняться... Затем наконец состоялось и само наше знакомство, такое же радостное и светлое, как Ольгина улыбка. Или ее книжка об отце, которую хочется перечитать. Или музей, в который тянет вернуться.

И вот теперь - скандал, подробности которого с удовольствием смакуют зеваки. Не верю! Чтобы Ольга, которая свою мать за глаза называла только мамочкой, будто бы сдала ее в сумасшедший дом? Ради того, чтобы завладеть наследством знаменитого прадеда? Потому что «живет во Франции и ненавидит Россию» - как было сказано в скандальном интервью?

…Все бы

так «ненавидели», как она: несли Россию в улыбке, в памяти об отце, в музыке Рахманинова и Чайковского, вылетающей из тонких пальцев сына Юлиана, названного в честь деда, - который с детства радовал Мухалатку игрой на рояле. Все бы так «ненавидели» - и не было бы ни экономических санкций, ни ополоумевшей Украины, ни беженцев из Донецка, которых Ольга этим летом пустила жить в своей крымский дом.

История конфликта взрослых детей и старой и больной мамы, окружившей себя непонятными людьми, отнюдь не нова, а сюжет многократно описан в литературе, в семейных хрониках других известных людей, которым выпало несчастье делить наследство. В этом «флаконе», как правило, ничего романтичного нет - там Шекспир с Агатой Кристи и Салтыков-Щедрин с Достоевским.

Эта семейная драма тоже может обернуться детективом. С его деталями вы сможете ознакомиться в ближайших номерах еженедельника «КП».

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также