2017-08-17T12:49:23+03:00

Испытано на себе: Все тайны киношного грима, или как из красавиц делают чудовищ

Чем корреспонденту «Комсомолки» разбили бровь и синяк поставили на пол-лица [фото]
Корреспондент "Комсомолки" Анна Мельникова вживалась в роль актера, которому наносят страшный грим.Корреспондент "Комсомолки" Анна Мельникова вживалась в роль актера, которому наносят страшный грим.Фото: Анна САДОВНИКОВА
Изменить размер текста:

Как мне делали «шрамы»

Не очень люблю ужастики, но всегда поражало, как реалистично выглядят всевозможные раны, шрамы, ожоги у героев - как настоящие. Зрители понимают, что это грим, но все же иногда бывает жутко от увиденного «макияжа». Тогда и понимаешь, что как бы ни был талантлив режиссер и актерский состав, на съемочной площадке без такого человека, как гример, не обойтись.

Не стягивает ли кожу краска, нет ли потом раздражения, тяжелые ли солидные раны - все это захотелось испытать на себе.

- А давай и мне сделаем что-то эдакое, - прошу 30-летнюю Анну Воронину, гримера из Севастополя. - Только красивый макияж - это скучно. Давай-ка пожестче!

Анна Воронина корреспонденту "Комсомолки": "Разобью тебе бровь, сделаю синяк под глазом и кровоподтеки". Фото: Анна САДОВНИКОВА

Анна Воронина корреспонденту "Комсомолки": "Разобью тебе бровь, сделаю синяк под глазом и кровоподтеки".Фото: Анна САДОВНИКОВА

Аня может за 10 минут сделать из красавицы утопленницу, из известного актера русала, а красавца превратить в страшилище в шрамах и ожогах.

Сейчас она - жена и мама троих детей. Но успевает все - и на съемочных площадках поработать, и семьей заняться.

Доставая из сумки реквизит гримера, Аня начинает продумывать мой образ.

- Разобью тебе бровь, сделаю синяк под глазом и кровоподтеки.

- Как звучит! - подставляю ей лицо. - Ну, «бей» меня красками.

В арсенале у Ани «кровь» нескольких видов: сухая, с помощью которой одним движением губки можно сделать царапину или ссадину на коже; жидкая, венозная и артериальная - они более густые и насыщенные по цвету.

В арсенале гримером множество средств, чтоб нарисовать "кровь". Фото: Анна САДОВНИКОВА

В арсенале гримером множество средств, чтоб нарисовать "кровь".Фото: Анна САДОВНИКОВА

«Шрам» мне решили сделать на руке. Для этого используют коллодиум, который выглядит, как прозрачный гель, но на коже он быстро засыхает и стягивает ее, создавая эффект шрама. С лица его потом снимать не очень приятно. А вот с руки, немного поморщившись, в принципе не больно.

Целая палитра для одного синяка

Чтобы нарисовать мне синяк, Аня использует масляный грим, который выглядит, как тени.

Обычно мертвецов с синюшной кожей делают при помощи как раз такой масляной краски, которую втирают в кожу. Причем в минимальных количествах, хорошо ее растирая по всему телу.

- Я беру оттенки песочного, баклажанного, почти черно-фиолетового и немного зеленого. Такая гамма идеально подходит для такого серьезного синяка, - комментирует Аня свои манипуляции с моим лицом. - Если смешать темную и светлую «кровь», «рана» смотрится более объемной. А теперь добавляем жидкой «крови» - эффект свежей раны. Она еще растекается по лицу - жуткое зрелище на самом деле.

Чувствую себя полотном, на котором художник пишет свои шедевры, вот только импрессионизмом наше творчество явно не назовешь, скорее хоррор.

От «синяка» переходим к моей «рассеченной брови». На бровь накладывается жидкий пластик. Выглядит, будто у меня запекшаяся глубокая рана.

Чувствую, как по лицу медленно стекает «струйка крови» и попадает на губы, но неприятных ощущений нет. На вкус театральная кровь сладкая. А грим кожу не стягивает, и даже жидкий пластик на брови не напрягает.

На нанесение "страшных побоев" ушло всего 10 минут. Фото: Анна САДОВНИКОВА

На нанесение "страшных побоев" ушло всего 10 минут.Фото: Анна САДОВНИКОВА

Дискомфорта нет, и ходить с таким «украшением» на лице можно хоть весь день. Но во время съемок грим, конечно, надо подправлять. Например, как рассказала Аня, ей как-то пришлось гримировать гладиатора, съемки затянулись, и он слишком долго провел на солнце, от чего красная жидкая «кровь» приобрела розоватый неестественный оттенок. Так что гример всегда наготове, если краски поплывут.

Весь макияж у нас занял всего 10 минут. Аня говорит, что дольше всего ей приходится гримировать красавиц, а вот кровавые раны - это плевое дело, когда рука набита.

Снимают грим обычным молочком для тела, а затем смывают водой.

Московские актера - некапризные

- Где ты всему этому научилась? - интересуюсь у гримера.

Оказалось, любовь к визажу зародилась у Ани еще со школы, когда она сначала училась сама делать необычный макияж себе, а потом и подругам. Получалось настолько хорошо, что ее просили со временем сделать макияж на выпускные и свадьбы. О карьере гримера, имея уже два высших экономических образования, она тогда даже не думала, если бы не случай.

Съемки фильма "Херсонес Великий". Фото: Анна САДОВНИКОВА

Съемки фильма "Херсонес Великий".Фото: Анна САДОВНИКОВА

- Знакомый пригласил поучаствовать в массовке одного фильма, где участников просили в анкете указать, какими талантами они обладают, - поделилась Анна. - Написала, что я визажист. Это было в 2011 году. Мне предложили поучаствовать в качестве гримера. Было страшно, конечно, и волнительно, ведь я раньше никогда не была связана с кино и тем более не работала гримером. Всем премудростям меня учила художник по гриму из Москвы прямо на съемочной площадке.

Это был фильм «Хозяйка тайги 2. К морю» - первая Анина работа в кинематографе на новом поприще. И началась она не с макияжа красавиц для телесериала, а с ран, порезов, ожогов и шрамов. Ведь надо было гримировать актеров, которые играли милиционеров, а в их службе случается многое.

Гример признается, столичные актеры менее капризные, чем севастопольские лицедеи. Фото: из личного архива Анны Ворониной

Гример признается, столичные актеры менее капризные, чем севастопольские лицедеи. Фото: из личного архива Анны Ворониной

На съемках, которые длились в Севастополе семь месяцев, Ане довелось познакомиться с такими актерами, как Александр Бухаров («Доктор Тырса», «Молодой Волкодав»), Владимир Виноградов («Корабль», «Ботаны») и Татьяна Федоровская («Угон», «Настоящая любовь»).

По словам Анны, московские актеры оказались не такие капризные, как севастопольские театральные лицедеи.

Вплетала в волосы змей

В этом она убедилась и когда работала на площадке с известным комиком Сергеем Светлаковым, а также актером Павлом Деревянко. В Севастополе снимали эпизоды фильма «Скорый «Москва - Россия».

- Мне пришлось делать для одной сцены русалов и ведьм. У русалов были блестящие хвосты, рисовала им татуировки, а ведьмам заплетала в волосы резиновых змей. Снимали ночью. Было очень эффектно, - вспоминает Аня.

Павел Деревянко как раз играл роль русала. Съемки проходили на озере в живописном месте между Терновкой и Черноречьем. Тогда было очень холодно. Мы все в пуховиках, а он практически раздетый. Но стойко выдержал грим, еще и в озеро залез, и эффектный трюк из воды по сюжету сделал.

На съемках фильма "Херсонес Великий". Фото: Анна САДОВНИКОВА

На съемках фильма "Херсонес Великий".Фото: Анна САДОВНИКОВА

Под впечатлением Анна осталась и после съемок документального фильма «Фаза». На женскую роль пригласили девушку, которую многие знают как одесскую Барби, - Валерию Лукьянову. Красотка, как говорят, сделала немало пластических операций, чтобы стать копией куклы.

- Без макияжа она выглядит очень милой, простой девушкой, открыта в общении, - говорит Аня. - Попросила меня сделать ей макияж в стиле аниме.

Одесская "Барби" Валерия Лукьянова под руками Анны Ворониной превратилась в персонажа аниме. Фото: из личного архива Анны Ворониной

Одесская "Барби" Валерия Лукьянова под руками Анны Ворониной превратилась в персонажа аниме. Фото: из личного архива Анны Ворониной

А вот на съемках «Викинга», где Анна проработала, правда, недолго, грим главному герою - красавцу Даниле Козловскому делали московские художники. Доступ к «звездному лицу» был только у избранных.

Оторваться по полной, гримируя гладиаторов, удалось во время съемок «Херсонес Великий» севастопольского режиссера Алексея Александрова. Презентация фильма была недавно, в конце июля.

P.S. Ну а я иду смывать наше художество. Несмотря на обильный грим, снимать его очень просто - обычными косметическими сливками и водой.

Домой я в таком виде не рискну добираться. Был бы Хэллоуин, меня бы еще народ понял, а так с такими кровоподтеками я наверняка травмирую психику многих

КОНКРЕТНО

Хитрости и тонкости грима

Пот - это обычная вода, которой брызгают актеров.

Слезы - слезный ментоловый карандаш, которым надо помазать в уголке глаза, и человек начинает плакать. Можно использовать глицерин с водой.

Больные глаза - можно сделать, если накрасить внутреннюю часть глаза красным карандашом.

Пена изо рта - взбивают яичный белок.

Перерезанное горло - клеят салфетки, обдирают их, чтобы были рваные куски, и закрашивают театральной кровью.

Кровь на земле - чтобы не тратить реквизит, используют кетчуп и томатную пасту.

Земля на лице или во рту - полисорб коричневого цвета.

Ожоги - жидкий пластик. Чтобы добиться эффекта волдырей, скатывают из ваты маленькие шарики и засовывают их хаотично под пластик.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Звезды в Крыму»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также