2019-02-06T19:22:52+03:00

«Моя жена лечилась от бесплодия, а умерла от заражения крови»: кировчанин будет судиться с медиками

Теперь ход событий проверят следователи [фото, видео]
Александр ЧАРУШИНМария Петрова
Поделиться:
Комментарии: comments133
Сергей будет стучаться во все двери и добиваться справедливости. Фото: предоставлено героем публикацииСергей будет стучаться во все двери и добиваться справедливости. Фото: предоставлено героем публикации
Изменить размер текста:

Врачебная ошибка или фатальное стечение обстоятельств? Родные и близкие 29-летней кировчанки, скончавшейся после стандартной операции, уверены: девушку, которая восемь суток боролась с тяжелой инфекцией, можно было спасти.

В редакцию «Комсомольской правды» обратился муж погибшей. Ему тяжело говорить о произошедшем, но он твердо намерен добиться справедливости.

ПЛАНОВАЯ ОПЕРАЦИЯ

Сергей (имена героев изменены. - Ред.) открывает дверь в редакцию и застывает на пороге. Три недели назад он похоронил любимую жену: пара очень хотела завести ребенка, но безуспешно. Это и привело 29-летнюю Марину в Кировскую железнодорожную больницу.

Сергей до сих пор не может спокойно рассказывать о произошедшем. Он открывает бутылку воды, судорожно делает глоток и нервно перебирает листы с записями в блокноте.

- Мы познакомились на заводе имени 1 Мая, - начинает разговор Сергей. - Тогда, осенью 2013 года, между нами завязалась дружба, а потом и нечто большее.

Спустя четыре года Сергей и Марина поженились. Решили завести ребенка, но никак не получалось. Обратились к специалистам, те предложили начать с простых, «народных» процедур.

Сергей и Марина поженились осенью 2017 года. Фото: предоставлено героем публикации

Сергей и Марина поженились осенью 2017 года. Фото: предоставлено героем публикации

- Марина пила витамины, я возил ее отдыхать на юг, - делится парень. - В мае мы построили дом и переехали за город, там воздух чище, продолжали мечтать о ребенке.

Вердикт врача был прост: нужна лапароскопия (операция на внутренних органах, проводимая через небольшие отверстия, а не надрезы. - Ред.). Серьезного хирургического вмешательства не требовалось, это была плановая операция.

- Марина выбрала гинекологию в железнодорожной больнице, - вздыхает Сергей. - Теперь злюсь, что отпустил ее туда. Кто знает, что было бы, попади она в руки другим врачам…

Операция была назначена на 26 декабря.

- Марина не привыкла жаловаться на мелочи и неудобства, - Сергей снова мнет листы блокнота и тянется к бутылке с водой. - Но в больнице все было наперекосяк. Персонал не скрывал, что у них на носу новогодний корпоратив.

Изначально операция была бесплатной, но квота закончилась - пришлось потратить 8 800 рублей. Еще 6 800 рублей ушло на специальный гель, его - вот неожиданность - в больнице не оказалось.

- Я очень волновался, как все пройдет, - вздыхает парень - Но прооперировали ее успешно, уже на следующее утро Марина отошла от наркоза, встретила врача, поговорила с ним, все было хорошо.

Сергея пустили к жене утром 28 декабря. Тогда Марина пожаловалась на спазмы и боль в животе, а вечером у нее подскочила температура…

По словам самой Марины, персонал больницы не мог пропустить корпоративную вечеринку. Фото: предоставлено героем публикации

По словам самой Марины, персонал больницы не мог пропустить корпоративную вечеринку. Фото: предоставлено героем публикации

ПНЕВМОНИЯ?

39 - не такая и страшная цифра на градуснике. Но врачи ежедневно сбивали температуру, а она вновь поднималась. Решить эту проблему в больнице не могли.

- Домой ее не отпустили, - вспоминает Сергей. - В итоге я приехал к ней с цветами 31 декабря, а новогоднюю ночь провел вместе с тещей. Дальше все покатилось, как снежный ком. Утром 1 января я побыл с Мариной всего несколько минут: состояние ухудшилось, жену переводили в реанимацию с подозрением на пневмонию. Врач успокаивал меня, говорил, что они просто не хотят заразить других пациенток в гинекологии. Мы не стали спорить с ним.

У семьи есть знакомые в сфере медицины, они также консультировали Сергея по поводу возможных осложнений. Но и у них со временем возникало все больше вопросов к работе местных врачей. Персонал с трудом выходил из режима праздников: по словам самой Марины, медсестра в тот день еле ворочала языком, но заверяла, что «все нормально будет».

- Один знакомый позвонил 3 января, сказал не впадать в панику, - рассказывает парень. - В больнице современное оборудование и хорошие, как я тогда еще думал, специалисты. Лечение от пневмонии не было для них трудной задачей.

В тот же день в больнице собирался консилиум врачей. После него взволнованный муж пациентки прямо в коридоре столкнулся с заведующим отделением.

- Уже тогда они встали в стойку и начали защищаться, - вспоминает Сергей. - Заведующий рявкнул, что, мол, она приехала к ним уже больной. Как? Неужели они бы не выявили это кучей проведенных анализов и приемов у врачей? А до этого персонал утверждал, что Марина могла заразиться в коридоре, пока шла на процедуры. Но и такая версия вызывает массу вопросов к работе больницы.

Сергей снова кинулся к знакомым врачам, описал симптомы, пересказал все то, что знал сам из бесед с лечащим персоналом. Мысль, к которой пришел мужчина, не давала ему покоя: неужели сепсис?

- Это было похоже на заражение крови, - Сергей снова делает большой глоток воды. - Я пришел в больницу, требовал привезти врачей из главной железнодорожной больницы в Нижнем Новгороде. Ответ персонала был убийственным: праздники же, как мы их привезем? Да и стоит это дорого!

5 или 6 января (Сергей уже не помнит) ему удалось поговорить с главврачом. Наверное, не стоило…

- Я сказал открытым текстом, что недоволен тем, как лечат мою жену, - возмущается Сергей. - Требовал перевести ее в другую больницу, раз уж местным врачам ничего не удается сделать. Главврачу это не понравилось, конечно. Сказал ждать консилиума, а больше никаких комментариев не дал…

Сергей волнуется, но верит, что сможет добиться правды. Фото: предоставлено героем публикации

Сергей волнуется, но верит, что сможет добиться правды. Фото: предоставлено героем публикации

БЕЗ КОНЦА ЗВОНИЛА МАМА

На консилиуме, прошедшем 6 января, план лечения Марины все-таки решили менять. Однако - поздно. В тот же вечер она впала в кому, девушку подключили к аппарату искусственной вентиляции легких.

- 7 января ее все-таки доставили в областную больницу, - Сергей уже не может сдержать слез. - В реанимации ее вновь оперировали, нашли очаг болезни. Часов в 10 вечера операция была успешно завершена. Успешно…

Утром 8 января, по словам дежурного реаниматолога, организм Марины уже не мог самостоятельно держать давление, врачам приходилось «помогать» ему. Из протокола вскрытия (документы находятся в распоряжении редакции «КП». - Ред.) известно, что в 18.45 у Марины остановилось сердце, но вскоре его удалось вновь «завести». Вторая остановка, в 19.05, уже стала последней.

- Марину «откачивали» 40 минут, но не спасли, - опускает глаза Сергей. - Мне позвонили в восемь вечера, сказали, что зафиксирована биологическая смерть.

Дальнейшие события мужчина помнит смутно.

- Дошел до соседа, попросил того сесть за руль, - морщится Сергей. - Не был уверен, что смогу вести машину. Без конца звонила мама Марины - видимо, чувствовала что-то. Телефон не брал, не знал, как сказать ей обо всем. Сосед довез до дома родителей Марины.

Друзья поддерживали Сергея, как могли. Медлить было нельзя: парень отправился в следственный отдел по Ленинскому району города Кирова и написал заявление.

- По данному факту проводится доследственнная проверка, в рамках которой назначена комиссионная судебно-медицинская экспертиза, - сообщили «Комсомолке» в СУ СК России по Кировской области. - Проводятся иные следственные действия с целью установления обстоятельств смерти женщины.

Следователь, по словам Сергея, попросил постоянно быть на связи, общаться, рассказывать любые детали, которые могут быть важными для хода проверки. Другие регионы уже отказали в проведении экспертизы - ее будут делать в Кирове.

ЧЕРЕЗ ДЕНЬ УМЕР ОТЕЦ

Отпевали Марину в храме Пантелеймона-целителя. В тот день на площади у храма было очень людно. Друзья, коллеги, знакомые попросту все не вошли в храм. Вскоре с девушкой попрощались на Мезринском кладбище.

- Всем нам было непросто, но отец Марины переживал все это особенно тяжело, - вздыхает парень. - Сердце не выдержало, он скончался через день после прощания с дочерью.

Каждый уголок их дома напоминает Сергею о Марине, он не может там находиться. Сейчас он живет у своей сестры и постоянно ездит к маме и сестре Марины - хоть как-то отвлечь их от постоянных мыслей о ней.

- Когда забирал все документы из клиники, девушка-администратор плакала. - Сергей тоже с трудом сдерживает эмоции. - Сейчас трудно говорить обо всем этом, я даже закрыл свою страницу в соцсетях от посторонних. Стараюсь думать о другом, но не получается. Все мысли о моей Марине.

Сергею до сих пор трудно сдерживать свои эмоции. Фото: vk.com

Сергею до сих пор трудно сдерживать свои эмоции. Фото: vk.com

ВРАЧЕБНАЯ ТАЙНА

Корреспонденты «Комсомолки» обратились к руководству больницы, чтобы получить официальный комментарий о произошедшем. Вскоре мы получили ответ на запрос.

- [интересующие вас ] Сведения составляют врачебную тайну, - указано в ответном письме. - Статья 40 закона о СМИ предоставляет возможность отказать в предоставлении запрашиваемой информации, если она содержит сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну.

В Минздраве Кировской области ситуацию со смертью девушки пока не комментируют.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

- Дело будет тяжелое, - комментирует кировский юрист Ян Чеботарев. - К сожалению, корпоративная солидарность очень часто мешает экспертам объективно установить истину. В связи с этим экспертиз бывает, как правило, несколько. Тем не менее, при должном усилии истину можно установить. Велика вероятность внутрибольничной инфекции, что безусловно будет означать вину врачей. Получив результаты первичной экспертизы можно будет прогнозировать ход дела.

ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ

25 декабря Марина поступила на лечение с диагнозом «бесплодие»

26 декабря ей удалили кисту (болезненную полость с жидкостью внутри. - Ред.)

28 декабря началась фебрильная лихорадка (организм боролся с тяжелой инфекцией. - Ред.). Врачи были уверены, что это пневмония

1 января девушку увезли в реанимацию

Вечером 6 января кировчанка впала в кому

Вечером 7 января Марину перевели в областную больницу и прооперировали

Вечером 8 января ее сердце остановилось

Основной диагноз: «сепсис» (заражение крови)

Осложнения: «острая печеночная и почечная недостаточность», «острый перитонит», «отек головного мозга».

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Сергей смог спокойно выдохнуть лишь после того, как наш разговор подошел к концу. Прощаясь с корреспондентами, он казался уверенным в том, как завершится эта история для тех, кто может быть причастен к гибели его жены.

- Буду добиваться справедливости, - пожал плечами парень. - Думаю, что врачи сами занесли инфекцию и довели Марину до летального исхода. Просто так я это не оставлю, буду стучаться во все двери.

Продолжение следует...

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также