2019-05-09T16:23:53+03:00

Эксперты разобрали переговоры экипажа Суперджета и диспетчеров: Пилоты делали странные ошибки

Публикуем полную расшифровку с комментариями специалистов [видео, полная расшифровка переговоров]
Поделиться:
Комментарии: comments328
«Суперджета-100» 5 мая сгорел при посадке в Шереметьево«Суперджета-100» 5 мая сгорел при посадке в ШереметьевоФото: REUTERS
Изменить размер текста:

Опубликована расшифровка переговоров между диспетчерами и экипажем «Суперджета-100», который 5 мая сгорел при посадке в Шереметьево, а также переговоры наземных служб аэропорта. Эти расшифровки оказались в распоряжении РЕН ТВ. Их подлинность официально не подтверждена, однако по косвенным источникам велика вероятность, что это реальные переговоры. «Комсомольская правда» разобрала записи вместе с экспертами. Они отмечают странные ошибки пилотов, вероятно, случившиеся из-за волнения и неразбериху при спасательных работах...

ПЕРЕГОВОРЫ ЭКИПАЖА С ДИСПЕТЧЕРАМИ ДО КАТАСТРОФЫ

ВС (воздушное судно): Шереметьево. Вышка. Аэрофлот 1492. Как слышите?

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Скорее всего, на связь вышел второй пилот и ошибся. Он связывается с диспетчером «Вышки», который находится на аэродроме. А должен был — с диспетчером «Подхода», который контролирует подходы к аэродрому. Это разные люди. В дальнейшем таких ошибок не было.

Переговоры диспетчеров с экипажем сгоревшего в Шереметьево самолета Sukhoi Superjet 100.

КВС (командир воздушного судна): Шереметьево. Вышка. Аэрофлот 1492.

Диспетчер: Говорите

КВС: Pan-Pan, Pan-Pan, Pan-Pan! Рабочее гнездо. Аэрофлот 1492. Москва подход. Москва подход. Просим возврат. 1492 потеря радиосвязи и самолёт горит в молнии.

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Про рабочее гнездо я, честно говоря, в первый раз слышу. Не знаю, что это. PAN PAN — сигнал срочности.

Николай Пушенко, заслуженный летчик-испытатель: Я тоже не понимаю это сообщение. «Горит в молнии» — это как? Можно было сказать: «В самолет ударила молния. Повреждено управление». Вообще очень странное сообщение от пилота. Если человек профессионал, он будет четко докладывать ситуацию: что произошло, состояние борта. Диспетчер в такой ситуации должен был уточнить: «У вас пожар на борту?» Ведь от молнии, как правило, пожара не бывает. Пробоина может быть.

(Позже в сети появился фрагмент аудиозаписи. Стало понятно, что в стенограмме была допущена ошибка - пилот сообщал, что самолет в "дайрект моуде". Direct mode - это режим прямого управления, при котором компьютер не вмешивается в действия пилота - прим. ред.)

Диспетчер: Аэрофлот 1492. ИЮ Снижайтесь. Эшелон 80

Игорь Зырянов, авиаэксперт: ИЮ — просто погрешность при расшифровке. Там должно быть «Сейчас снижайтесь...». Эшелон 80 — это высота. Значит 8000 футов от уровня моря или 2500 метров.

КВС: Снижаюсь 80 Аэрофлот 1492

Диспетчер: Аэрофлот 2319 влево курс 060

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Диспетчер командует повернуть налево. Курс 60 — это на восток.

КВС: Алло 1492 курс 057 снижаемся 80

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Алло — так в авиации не говорят. Это либо волнение летчика, либо опять неправильная расшифровка.

Диспетчер: Аэрофлот 1492 подтверждаю. Снижайтесь эшелон 80 и сохраняйте.

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Указание самолету снижаться до 2500 метров над уровнем моря и оставаться на этой высоте.

КВС: Снижаемся и сохраняем эшелон 80. Аэрофлот 1492

Эксперты разобрали переговоры экипажа Суперджета и диспетчеров Фото: REUTERS

Эксперты разобрали переговоры экипажа Суперджета и диспетчеровФото: REUTERS

Диспетчер: Аэрофлот 1492, есть возможность по общему каналу связи работать?

Диспетчер: Аэрофлот 1492 снижайтесь эшелон 70

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Теперь диспетчер дает указание снизиться еще немного — до 2100 метров.

КВС: Аэрофлот 1492. Москва подход

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Наконец пилот запрашивает диспетчера, который контролирует подходы к аэропорту.

КВС: Аэрофлот 1492 70 снижаемся.

КВС: Аэрофлот 20345 на текущем курсе.

Игорь Зырянов, авиаэксперт: 20345 — непонятные цифры.

Диспетчер: Разрешаю.

Диспетчер: Аэрофлот 1492 снижайтесь эшелон 60. Работает сектор Шереметьево круг.

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Указание снижаться до 1800 метров. «Сектор Шереметьево круг» значит, что диспетчеры передали борт диспетчеру круга, тому, кто контролирует полеты в районе аэродрома.

КВС: Снижаемся 60 Шереметьево круг. Аэрофлот 1492

КВС: Шереметьево круг. Аэрофлот 1492

КВС: Аэрофлот 1492. Эшелон 60

Диспетчер: Аэрофлот 1492. Эшелон 60, здравствуйте! Справа курс 140 снижайтесь. 900 метров до линии КФС. 989204 влево в работе.

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Пилотам дают указание самолету направляться на юго-восток и снижаться до 900 метров от уровня аэродрома. Линия КФС и цифры 989204 — это что-то непонятное.

КВС: 900 справа 140 КФС 989204 Алло. Аэрофлот 1492

Диспетчер: Аэрофлот 1492. Справа курс 160. Какая-нибудь помощь необходима будет?

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Должно быть «Вправо курс 160» - указание довернуть еще немного на юг.

КВС: Справа 160. Нет, пока все нормально. Штатно. Аэрофлот 1492.

Диспетчер: Только проблемы со связью, вас правильно понял?

КВС: Связь и потеря автоматического управления самолетом.

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Пилоты перешли в режим Direct mode. Это один из трех основных режимов управления «Суперджетом». Резервный режим на случай отказа бортового оборудования. В нем нет нескольких защитных контуров, которые есть в других режимах. Зато присутствует сигнализация, которая дает знать о сваливании и превышении скорости. В этом режиме пилоты должны сами управлять сайд-стиком, который позволяет изменить крен и тангаж (угловое движение) самолета.

Диспетчер: Вас понял.

КВС: Аэрофлот 1492. Справа курс 180. Снижение через 600 метров.

Опубликована расшифровка переговоров между диспетчерами и экипажем «Суперджета-100» Фото: REUTERS

Опубликована расшифровка переговоров между диспетчерами и экипажем «Суперджета-100»Фото: REUTERS

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Указание лететь строго на юг, снижаться до 600 метров.

Диспетчер: Аэрофлот 1492 на курсе 190. Заход у стенки, полоса 24. Снижение разрешил.

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Первый раз слышу про «заход у стенки».

Диспетчер: 190 Заход разрешили. Аэрофлот 1492.

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Самолету разрешили заход на посадку.

Диспетчер: Аэрофлот 1492, продолжайте вправо курс, подходите к точке eko 39.

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Вот это действительно странно. Точки Eko 39 нет в районе аэродрома Шереметьево.

КВС: Аэрофлот 1492, прошу орбиту. Мы не готовы к заходу.

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Пилот просит сделать еще круг на аэродромом, потому что не готов к посадке.

Диспетчер: Аэрофлот 1492, вас понял. Курс 350 возьмите вправо.

Игорь Зырянов: Самолету разрешают сделать еще круг, говорят развернуться через правое крыло и лететь в направлении на север.

КВС: Курс 350 вправо, Аэрофлот 1492

Диспетчер: Аэрофлот 1492, через сколько будете готовы к заходу?

Диспетчер: Аэрофлот 1492, вправо курс 090, подскажите, когда будете готовы к заходу?

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Указание опять повернуть вправо о лететь теперь на восток.

Диспетчер: Аэрофлот 1492, подскажете, как будете готовы к заходу? Не слышно вас было.

КВС: Подскажем, Аэрофлот 1492.

Диспетчер: Аэрофлот 1492, вправо курс 110, если необходимо, то можем вам под линию заход сделать.

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Указание довернуть на юго-восток. «Заход под линию» - это предложение экипажу расчистить воздушное пространство так, чтобы самолет приближался к взлетно-посадочной полосе по прямой, а не из-за поворота. То есть диспетчер предложил максимально легкий для пилотов вариант посадки.

Диспетчер: Аэрофлот 1492, вправо курс 170.

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Указание повернуть почти на юг. Самолет продолжает делать круг, о котором просил командир.

КВС: вправо 170, Аэрофлот 1492

Диспетчер: Аэрофлот 1492, готовы к заходу?

КВС: Да

Диспетчер: Аэрофлот 1492, для информации, от торца Азимут 63, удаление 26.

В пожаре погиб 41 человек - 40 пассажиров и бортпроводник Фото: REUTERS

В пожаре погиб 41 человек - 40 пассажиров и бортпроводникФото: REUTERS

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Последние цифры означают, что до взлетно-посадочной полосы осталось 26 километров. Она видна под углом 63 градуса. То есть от самолета она справа и под углом.

КВС: приняли, Аэрофлот 1492.

Диспетчер: Аэрофлот 1492, если планируете заходить курсовой, то необходимо взять влево градусов 20.

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Тут снова неправильная расшифровка. Должно быть «захватить курсовой». Речь о курсовом маяке, который нужен для включения автопилота для посадки.

КВС: Возьму

Диспетчер: Аэрофлот 1492, как будете заходить? Визуально или по ИЛС (ILS)?

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Обсуждают вопрос, как заходить на посадку: на глаз или по приборам. ILS расшифровывается как Instrument Landing System. Как раз стандартная система автоматической посадки.

КВС: Заход по ИЛС, Аэрофлот 1492.

Диспетчер: Аэрофлот 1492, Вас понял, заход ILS 24 левая, вам разрешил, азимут 62, удаление 20 с торца.

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Пилот выбрал заход на посадку по приборам. Будет заходить с курсом на юго-запад — полоса так ориентирована, с северо-востока на юго-запад.

КВС: Понял

Николай Пушенко, заслуженный летчик-испытатель: Если у него ILS работало, вообще можно было держать глиссаду (траектория, по которой самолет снижается перед заходом на посадку). Это самое простое. На экране у пилота две стрелки: горизонтальная (курсовая) и вертикальная (высоты). Держи самолет в центре и система тебя приведет точно в торец полосы. Если правда работало ILS, как говорил командир, вообще непонятно, как он сел так, как сел. Самолет улетел в центр полосы — значит, скорость нормальную не держал. Разогнался, самолет не хочет садиться, а пилот его толкает. Странно, что нет сигнала диспетчера «Идете выше полосы». На локаторе должны были видеть отклонения от глиссады и предложить зайти на дополнительный круг.

Игорь Зырянов, авиаэксперт: В такой ситуации заход должен был происходить по системе ПСП — там вертикальной и горизонтальной стрелок нет. Только одна вертикальная планка, которая качается влево-вправо и одна горизонтальная, которая качается вверх-вниз - это единственный ориентир. Без основательной практики сделать это в ручном режиме непросто. Тем более, насколько мне известно, в Аэрофлоте ручной режим отрабатывают только на тренажере. Диспетчер не имеет права давать команду о заходе на второй круг, только рекомендовать. Это только на усмотрение командира.

Диспетчер: Аэрофлот 1492, азимут 63, удаление от торца 14, работает Шереметьево вышка 131,5.

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Пилоты вышли на связь с диспетчером, который непосредственно контролирует взлеты и посадки на аэродроме.

КВС: Аэрофлот 1492, необходима помощь.

Диспетчер: Аэрофлот 1492, Шереметьево вышка, продолжайте заход, слушаю ПУ 24 левая.

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Погрешности расшифровки, должно быть «продолжайте заход, полоса 24 левая».

КВС: Шереметьево вышка, Аэрофлот 1492.

Диспетчер: Аэрофлот 1492, Шереметьево вышка, продолжайте заход, ПУ 24 левая.

Игорь Зырянов, авиаэксперт: снова неправильная расшифровка.

КВС: продолжаем заход 24 левая, Аэрофлот 1492.

Диспетчер: Аэрофлот 1492, ветер у земли 160 градусов, 7 порывы 10 метров в секунду, ВП24 левая, посадку разрешаю.

Николай Пушенко, заслуженный летчик-испытатель: Погода нормальная, ветер умеренный — это ничто для такого самолета. Судя по радиообмену, там была нормальная обстановка.

Игорь Зырянов, авиаэксперт: Ветер все-таки очень крепкий, хоть и не предельный. Он дует в самолет как раз слева под 90 градусами. И это очень плохо. Командир, пилотируя на руках, мог увлечься компенсацией сноса по ветру и упустить контроль за скоростью.

Диспетчер: Аэрофлот 1492, ВП24 левая, посадку разрешаю.

КВС: Вас принял, ВП24 левая.

Диспетчер: Аварийные службы на полосы!

Николай Пушенко, заслуженный летчик-испытатель: Если диспетчер сказал эти слова до посадки самолета, то он все правильно сделал. После такой команды пожарные машины быстро должны расположиться у торца полосы, максимально близко к ожидаемому месту посадки. Машины «Скорой помощи» должны следовать за самолетом и подъехать к трапу, как только он остановится. Но судя по кадрам с места, подъехали они не сразу и тушение началось не сразу.

Видео приземления горящего самолёта Москва-Мурманск.

ПЕРЕГОВОРЫ НАЗЕМНЫХ СЛУЖБ ШЕРЕМЕТЬЕВО ПОСЛЕ КАТАСТРОФЫ

— Полминуты... Направление 12,5. На курсе. Заходит на 11. Отказ связи, отказ автоматической системы управления самолетом. Заходит на посадку в штатном режиме, тревогу я объявил.

Виктор Горбачев, генеральный директор Ассоциации «Аэропорт»: На полосе нет пены и не подогнаны спецмашины, потому что посадка считается штатной. ВПП обрабатывается только в том случае, если командир сообщит, что у него, например, не выпускается шасси, что он может садиться на брюшко. Тогда нужно сократить силу трения, от которой может потом загореться и двигатель, и топливо, для этого нужно обрабатывать ВПП. Здесь такого не было.

— Ответьте на аварийной частоте, Аэрофлот 1492!

— Аэрофлот 1492! Слышу вас, готов к посадке.

— Все, давайте ему посадку. Направо, чтобы он уходил, у него стоянка там.

— После посадки спросите у него на аварийной чистоте, готов ли он рулить самостоятельно.

— Вот аварийный садится, проходит ворота ВПП, вот на пробеге уточни у него, сможет ли он рулить самостоятельно…

— Смотри! Ой, (нецензурно)

Виктор Горбачев, генеральный директор Ассоциации «Аэропорт»: Видимо это реакция на загоревшийся самолет.

Авиакатастрофа в Шереметьево: Выживший пассажир выложил видео эвакуации.

— Пожарная машина разрешаем выезд на полосу 24 к аварийному борту.

— Выезжаю.

— Пожарная машина вышка, не понял, повтори.

- Перекройте подъезд к самолету, чтобы без запроса пожарные автомобили шли.

Виктор Горбачев, генеральный директор Ассоциации «Аэропорт»: Кроме пожарных и машин «скорой» в аэропорту полно другой техники: аварийно-спасательные машины, тягачи и тому подобное. Тут говорят о том, что в первую очередь к самолету нужно пустить пожарных.

— Разрешаю с шестого без запроса, пересечение 24 с.

— Авария ,самолет горит на ВПП на взлете.

— Правильно, подтверждаю.

— Следую к месту, наблюдаю, сильный дым черный и языки пламени, как меня поняли, прием. Вызывайте дополнительные силы гарнизона и скорую помощь.

— Приняли, вызываем.

— Доложите обстановку, что случилось?

— Мы на месте.

- Cилы прибыли, работают 3-ий стрела и 10-ый стрела, и с первого старта подано

Виктор Горбачев, генеральный директор Ассоциации «Аэропорт»: Это термины пожарных, об их работе.

— Прибыли к месту, поданы лафетные стволы.

— Прибыли к месту, пассажиров не наблюдаю, обстановку не могу пока сказать по людям.

- По людям 73 пассажира.

Виктор Горбачев, генеральный директор Ассоциации «Аэропорт»: Наземные службы сразу знали, сколько людей было на борту: пассажиры и экипаж. А на месте уже нужно было пересчитать их по головам, чтобы выяснить, всех ли спасли.

— Они на месте, нет?

— Ответьте!

— В двух словах, что там, на месте события?

— Вам дополнительные расчеты нужны из города?

— Не понял, нужны доп. расчеты из города?

— Врачи пошли помогать.

— Все расчеты, у нас на аэродроме движение остановлено, так что прибой к сбору по кратчайшему маршруту.

— Все силы вызваны.

— Понял.

— Вы скажите, там с экипажем есть какая-то связь, визуально они есть?

— На месте спасатели продолжают еще эвакуировать пассажиров.

— Экипаж на улице стоит.

Пилоты делали странные ошибки Фото: REUTERS

Пилоты делали странные ошибкиФото: REUTERS

— Еще раз. Из экипажа есть кто-нибудь с вами на месте события?

— Два человека, бортпроводники.

— Информацию у бортпроводников уточните, там эвакуировали всех пассажиров?

— Сейчас, одну секунду.

— Уточните у бортпроводников, кто-нибудь есть там из адекватных, может, подскажут, всех пассажиров эвакуировали?

— Сейчас попытаемся.

— А экипаж, командир, второй пилот?

— Экипаж, командир, второй пилот есть?

- Второй командир разговаривал с ними, приблизительно половина пассажиров успели выйти, остальные не знаю.

Виктор Горбачев, генеральный директор Ассоциации «Аэропорт»: Налицо сбой в работе наземных служб. Даже при посадке обычного рейса пассажиров встречают наземные службы. В этом случае они должны принимать пассажиров прямо у надувного трапа и за руку их отводить в определенное место, к автобусам, чтобы их эвакуировать. Было же время, пока самолет разворачивался и заходил на посадку.

— Часть пассажиров эвакуировалась, но пока точную цифру сказать не могу, экипаж эвакуировался через форточку, две бортпроводницы тоже эвакуировались.

— По телеграмме на борту — 73 пассажира.

— Покажите там списки, пострадавших, не пострадавших, составляйте там, всего на борту было 73 пассажира и экипаж 2 + 3.

— 76 пассажиров, экипаж 3+2.

— По информации от Аэрофлота на борту 76 пассажиров, 76, экипаж 3+2.

— Ну, смотрите, вы составляйте списки пострадавших — не пострадавших, чтобы нам понимать… пожар потушен? Списки составляйте точно.

— Уточненная информация. 73 пассажира на борту, 73, экипаж 3+2.

— Один погибший.

— Бригада медицины центра катастроф прибыла.

— Просто на первый взгляд дайте информацию по пострадавшим, по непострадавшим.

— Пострадавшие есть, вы их наблюдаете?

— А сколько вышло, вы их по головам пересчитайте?

- У нас часть пассажиров где-то на перроне, нужно спасать…они все разбежались куда-то...

Виктор Горбачев, генеральный директор Ассоциации «Аэропорт»: Это настоящий бардак! Пассажиры не должны бегать по территории аэродрома и спасаться самостоятельно. Их должны встречать дежурные и организованно эвакуировать. Там же могут быть дети, старики, инвалиды, которым нужна помощь. Есть подробные инструкции, как действовать наземным службам в таких ситуациях. Сотрудники должны знать, где им нужно находиться и что делать. Насколько можно судить по этой расшифровке, тут такого не было. Ответственные лица должны понести наказание за такое.

— …визуально, огня не наблюдаю

— Что по пассажирам, дайте информацию?

— Так, еще раз, по пассажирам информация, часть убежала в зону терминала D, пострадавших вы не наблюдаете, внутрь самолета вы пока зайти не можете?

— … самолета мы пока……

— Насколько сильно пострадали?

— Ясно, вы скажите, касательно экипажа, там 3+2 экипаж. Все выжили?

— ….я тоже видел, а остальных……

- Я записала 7 пассажиров, которые совершенно не пострадали, они у меня в машине, но у нас еще пассажиры по перрону …неизвестно где.

Виктор Горбачев, генеральный директор Ассоциации «Аэропорт»: Это просто паника и бардак. Главный в такой ситуации - руководитель аварийно-спасательной службы. Он должен организовывать всю работу: кто куда едет, кто что делает. И у них все расчет должны быть расписаны.

— Из города пожарная прибыла, не нужна она?

— Информация по экипажу…..находятся ….

— …пострадали!?!

— Я не понимаю, скажите да или нет!

— Еще вопрос там, пожарный расчет приехал из города, нужен он или нет?

— Пожарный расчет приехал из города не нужны они? На 8-й КПП.

— Нет, они не нужны.

— «Прибой», вы дадите мне команду на поиск других пассажиров, мне ехать или здесь оставаться?

— А когда, вы примерно мне не скажете, мне большую машину или маленькую брать? Не расслышала, большую ли маленькую брать?

— Пассажиры возле самолета есть еще?

— Пассажиров нет!

Самолет загорелся при посадке Фото: REUTERS

Самолет загорелся при посадкеФото: REUTERS

- Нужно как-то воду организовать для пассажиров на место события, давайте как-то пооперативнее!

Виктор Горбачев, генеральный директор Ассоциации «Аэропорт»: Эти все вещи тоже расписаны в правилах. Кто где стоит, кто что делает. Регламентировано даже, кто какие слова произносит. Как связывается и с кем.

— Сколько пострадавших наблюдаете?

— Трое пострадавших

— Обнаружено внутри самолета около 10 трупов, произошло обрушение фюзеляжа, его обследуют еще, пока точное число сказать не могут, 1 погибший находится рядом с самолетом.

— Ясно.

— Нужно оценить возможность возобновить полеты на 24-й правой.

— На правой можно проезжать.

— На КПП кто стоит, чтобы никто из посторонних, пассажиров не выбежал на полосу?

— Все оцеплено.

— Подтвердите отсутствие техники на 24-й правой.

— Где будут пострадавшие, потому что в эту зону нужно выделить фельдшера.

- Мы не пострадавших куда повезем, ваши предложения какие?

Виктор Горбачев, генеральный директор Ассоциации «Аэропорт»: Опять бардак! Есть специальные помещения, там уже все должно быть организовано. Их должны встречать и медики, и психологи.

— Свяжитесь с терминалом B.

— У нас там как по поводу списка пассажиров? Всех нашли?

— Я готова по не пострадавшим предоставить, по телефону продиктую, не проблема.

— В передвижной пункт передайте.

— По вотсап скиньте фото, мы скинем вам свой список, а вы плюсики поставьте, кого нашли.

— Мы всех пострадавших отправили в лечебные заведения?

- Двое тяжелых отправлены в больницу, погибших еще пока не вытаскивали.

— Я по вотсапу вам скинула список.

— Понял, вы связывайтесь с терминалом, комната для непострадавших подготовлена. Полиция, психологи. Везите туда людей...

Виктор Горбачев, генеральный директор Ассоциации «Аэропорт»: Просто удивительно. Аэропорт «Шереметьево» считается у нас образцово-показательным. Почему там получилась такая чехарда, мне совершенно непонятно. Есть ответственные люди, есть персонал, который проходит обучение и аттестацию. А как дошло до дела — ничего не оказалось...

Технический эксперт Юрий Антипов: Огонь слишком быстро пошел по салону, потому что кто-то вышиб две задние двери

00:00
00:00

Катастрофа в Шереметьево: 41 жизнь, по которой скорбит вся страна.Врач, юрист, рыбак, дети и мамы... Пожар на борту самолёта в Шереметьево унес жизни 41 человека. Вспомним их всех поимённо

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Мы не готовы к заходу»: Эксперт подверг сомнению появившуюся в Сети расшифровку переговоров экипажа SSJ 100 и диспетчера

В Сети появилась расшифровка переговоров между экипажем «Суперджета 100», который 5 мая сгорел при посадке в Шереметьево, и диспетчера. Этот «диалог» публикуется с момента, когда командир воздушного судна попросил разрешение вернуться в аэропорт вылета и до тех секунд, когда борт уже садился на взлетно-посадочную полосу (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также