2019-06-18T01:55:38+03:00

Кому молоко: В столичные дворы стали возвращаться фермерские автолавки

Корреспондент «КП» изучал опыт магазина на колесах
Фермерский фургон Афонькина (слева) - и магазин, и холодильник, и средство передвижения.Фермерский фургон Афонькина (слева) - и магазин, и холодильник, и средство передвижения.Фото: Александр РОГОЗА
Изменить размер текста:

Об этом автофермере нам рассказала позвонившая в редакцию читательница с юго-запада Москвы.

- В наш двор каждую неделю приезжает мужчина на фургончике, - сообщила женщина. - Привозит продукты со своего участка. Все всегда свежее. То, что молоко и сметана не с завода, не химия пастеризованная, сразу по вкусу чувствуется. Было бы хорошо, чтобы в каждый район такие поставки были!

Магазины на колесах можно было встретить во дворах в 90-е и 2000-е: приезжал из деревни «каблук», набитый картошкой да бидонами молока. Но всегда смущало санитарное состояние продуктов. Документов при себе у торговцев чаще всего не было... Потом они вовсе исчезли. И вдруг автолавки возвращаются.

«ЕДИНОЛИЧНИКИ» АФОНЬКИНЫ

Фермер Михаил Афонькин подбирает меня у метро. В Москву он возит продукты на своем фургоне из подмосковных Бронниц раз в неделю - есть две точки в Южном Бутове. Остальные дни - Видное, Ленинский район Подмосковья и еще пара населенных пунктов.

Афонькину всего 27 лет, и он фермер уже во втором поколении. Родители (папа - агроном, мама - зоотехник) до 1991-го трудились в племсовхозе, а когда система рухнула, ушли в «единоличники». Взяли в аренду землю, завели коров. И вот уже почти три десятка лет у Афонькиных своя собственная семейная ферма. 15 буренок и цех переработки молока.

- Техники у нас немного, - говорит фермер. - Сметана, творог, сыр - все вручную делаем. Обороты не гигантские, все успеваем. Перерабатываем примерно 3,5 тонны молока в неделю.

У панелек в Бутове фермера уже ждут.

- Дайте творог и ряженку…

- А мне, пожалуйста, два литра молока. И вот этот сыр у вас еще не пробовала.

К фургону выстраивается очередь из дюжины человек.

ФУРГОН-ИПОТЕКА

В кузове несколько холодильников и аппарат для производства мороженого. Все работает на бензиновом генераторе, полный бак - 25 литров топлива, этого хватает на два-три торговых дня. Афонькин объясняет кухню своей работы. Сыр бронницкие фермеры начали делать около года назад. Сейчас у них пять твердых и полутвердых сортов и пара мягких. Нынешние обороты - 320 кило в месяц. Фермер говорит, что такой объем продается весь, без остатка.

- Сыры с плесенью мы сами не делаем, - объясняет Миша. - «Плесеня» я добираю у других фермеров, соседей. Чтобы ассортимент расширить. Иногда еще что-то беру, чего у нас нет. Обычно - козье молоко. А сегодня клубнику привез (в коробке полкило за 200 рублей. Афонькин взял 20 коробочек, спустя сорок минут торговли их в холодильнике остается всего три. - Авт.).

Главное в фермерском деле - найти свой рынок сбыта. Михаил в интернете увидел сюжеты про фермерские автолавки в Европе. Загорелся. Взял кредит на фургон. Машина вместе с холодильной техникой обошлась почти в 3 миллиона рублей. Теперь вот ежемесячно по 40 тысяч в банк отстегивает.

- Считай, как ипотека, - посмеивается фермер.

ИНТЕРНЕТ КАК ДВИГАТЕЛЬ ТОРГОВЛИ

Сначала Афонькин-младший попытался кататься по дворам, как те колхозники из 90-х. Но оказалось, что такая система уже неэффективна. И тогда он начал создавать в соцсетях чаты, в которые добавлял желающих. В некоторых под 200 человек! И таких чатов у Афонькина уже около десятка.

- Сарафанное радио - самая эффективная система. Люди не покупают кота в мешке. Они у меня всегда могут попробовать любой товар. Поверь, если бы я фигней торговал, у меня никто ничего не покупал бы.

- А санитарные документы у тебя есть?

- Конечно. - Открывает бардачок, демонстрируя папку с бумагами. - Ферму же проверяют. Все обитатели чата знают день и время, когда приеду туда-то. Оставляют свои заказы, тогда я формирую для них пакет заранее. Иногда просят привезти «из деревни» что-то, чего у меня нет. Например, те же сыры с плесенью. Я беру у соседей. Моя накрутка - 150 - 200 рублей на килограмм. Это амортизация расходов на транспорт и генератор. Иногда сам пишу: у соседа есть огурцы, картошка. Если надо - везу.

«МНЕ НЕ НУЖНА ТОЧКА У МЕТРО»

Переезжаем на стоянку в одном из ЖК с красивыми трехэтажными домами. Здесь Афонькина тоже уже ждут.

Я сравнил цены у фермера и в сетевом магазине средней руки (см. «Сравним цены»). В целом они почти идентичны, а что-то у фермера даже дешевле.

- Мы стараемся цены не задирать, потому что можем себе это позволить, - говорит Михаил. - У нас нет наемных работников, нам не нужно платить зарплату посторонним людям. Кроме того, мы полностью работаем на своем молоке. В то время как многие сыровары, особенно с большими оборотами, вынуждены закупать молоко на стороне, а это делает их продукцию дороже.

Семейная ферма предполагает полную привязанность ее членов к своему участку. Зимой тоже работы хватает. Пашут без отпусков и передышек. Афонькины, например, никогда не бывали за границей, у них даже загранпаспортов нет.

И таких автолавок, как у Афонькина, становится все больше. Правда, пока они в основном колесят по Подмосковью, но и в столице у фермеров на колесах серьезный интерес. На такую форму торговли растет спрос, а значит, и предложение будет. Однако закавыка в законодательстве (см. «Мнение эксперта»). Закон, как это обычно бывает, не успевает за меняющимися жизненными обстоятельствами.

- Я же пока «партизаню», катаюсь без разрешительных документов, - говорит Афонькин. - Случается, и конфликты бывают. Обычно с владельцами мелких продуктовых магазинчиков, которые работают во дворах. Они возмущаются: зачем ты приехал, у тебя молоко и сметану купят, а у нас не будут... Пару раз даже полицию вызывали, выписывали мне штрафы по 5 тысяч рублей за несанкционированную торговлю. Но я-то готов работать легально. Ты же сам видишь - запрос у населения на мою продукцию есть. Я готов поставить у себя в фургоне кассовый аппарат, но по закону это можно делать только в стационарных точках. Можно было бы для таких автолавок придумать вид патента, например, за 10 - 15 тысяч в месяц... К тому же мне не нужна проходимость и точка у метро. Клиентов я сам найду.

После вечерней торговли Миша подвозит меня к метро. У входа на станцию «Улица Горчакова» как по заказу гости с юга развернули столик с клубникой с рынка «Фудсити». Ни сандокументов, ни чеков. Несанкционированная торговля в самом разгаре... Ради интереса стою минут пятнадцать, наблюдаю. Полиция? Нет, не видел.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

«От нас правительство ждет кооперации. И вот она»

- Закон запрещает торговлю с транспортных средств - и это главная проблема с автолавками, - говорит председатель Союза сыроваров России Олег Сирота. - Все остальные вопросы в принципе решаемы. Понятно, что закон был принят, чтобы на улицах не работали продавцы шаурмы и прочего фастфуда. Но ведь в формате тех же ярмарок выходного дня уже давно научились отделять фермеров от перекупщиков. Я считаю, можно было разрешить хотя бы в нескольких районах такие точки для мелких сельхозпроизводителей. Тут еще есть важный момент. От фермеров правительство ждет кооперации, чтобы производители для расширения ассортимента и снижения своих расходов объединялись в кооперативы и торговали сообща. Автолавка - такой же формат. Тот же Афонькин, которого я знаю лично, как раз и добирает продукцию у соседей-фермеров.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также