Наука

«Политбюро 2.0»: лучше бы оно было. По закону Паркинсона

Математики вычислили сколько нужно людей на самой верхушке власти, чтобы управлять страной наиболее эффективно
Число руководителей имеет значение.

Число руководителей имеет значение.

Не шире ближнего круга

Сергей Чемезов - глава корпорации «Ростех» и член «Политбюро 2.0» - заявил недавно в интервью РБК, что никакого «Политбюро 2.0» нет. Огорчил. Лучше бы оно было.

Напомню, к членам «Политбюро 2.0» - эдакой властной структуре, которая у на якобы всем у нас и заправляет, Чемизова причислило коммуникационное агентство «Минченко Консалтинг». В июне 2019 года обнародовало отчет о расстановке сил в окружении Президента России. Одних туда ввело, других вывело. В результате, как представили себе специалисты агентства, в «ближний круг» Владимира Путина, который они-то и назвали «Политбюро 2.0», помимо главы «Ростеха» вошли: секретарь Совета безопасности Николай Патрушев, премьер-министр Дмитрий Медведев, мэр Москвы Сергей Собянин, министр обороны Сергей Шойгу, бизнесмен Юрий Ковальчук, бизнесмен Геннадий Тимченко, исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин, бизнесмен Аркадий Ротенберг. Всего – 9 человек. Вы не поверите, в смысле количества это почти идеально для того, чтобы принимать какие-либо решения. Идеально - согласно фундаментальному закону Паркинсона. Тому самому, который позволяет вычислить «Коэффициент Бесполезности» (Coefficient of Inefficiency - Ci). И определяет критический порог количества высших чиновников какой-либо страны за которым, если их становится больше, плодотворной работы на благо отечества не дождаться.

В том, что закон, сформулированный более полувека назад, до сих пор работает, убедились в свое время математики из Венского медицинского университета (Medical University of Vienna) - Петер Климек (Peter Klimek ), Стефан Тернер (Stefan Thurner) и Рудольф Ханель (Rudolf Hanel), объединившиеся в «группу по изучению сложных систем».

Квинтет – лучше для отчизны нет.

Грех не процитировать мудрости главы "Председатели и комитеты. Или коэффициент бесполезности" из книги "Законы Паркинсона", впервые изданной в 1958 году:

" …комитет принадлежит к царству живой природы - он не кристалл, а растение. Комитет пускает корни, растет, цветет, вянет и умирает, а из семени его в свой черед вырастают другие комитеты.

…Корни комитета тем глубже и сам он тем солидней, чем больше веса и власти дает он своим членам. Почти во всем мире такие комитеты зовутся кабинетами».

Паркинсон утверждал, что идеальное число членов кабинета министров - пять человек - квинтет. Их легко собрать. Собравшись, члены способны приходить к согласию, действовать быстро, умело и тихо.

Семь или девять человек в кабинете тоже очень хорошо: «...в кабинете из девяти человек трое вершат политику, двое поставляют сведения, один напоминает о финансах. Со свободным от дела председателем получается семь человек. Остальные двое, по-видимому, нужны для красоты».

Идеальный комитет состоит из 5 человек.

Идеальный комитет состоит из 5 человек.

Девять членов руководящего сообщества тоже способны к эффективной работе.

Девять членов руководящего сообщества тоже способны к эффективной работе.

Но во многих странах кабинеты разрослись. И Паркинсон объяснил, почему. Туда вошли новые члены: «… иногда они вроде бы знают еще что-то нужное, но чаще просто очень вредят, если их в кабинет не ввести. Чтобы их утихомирить, приходится непрестанно с ними советоваться. По мере их включения (и успокоения) число членов ползет от десяти к двадцати...»

Но и это еще приемлемо. Серьезные осложнения начинаются, когда коэффициент бесполезности превышен.

Паркинсон писал: «Когда в кабинете от 20 до 22 членов, он внезапно претерпевает особое химическое или органическое превращение, природу которого нетрудно понять и описать. Пять полезных членов встречаются отдельно и что-то решают. Кабинету практически делать нечего…»

Вывод: 21 - критическое число членов - тот самый Ci. Дальше работа кабинетов становятся неэффективной.

Опасное «очко»

Австрийские математики позаимствовали у ЦРУ данные о численности кабинетов разных стран. Сравнили показатели их деятельности.

Достижения кабинетов анализировали по методике, которую используют для своих оценок ООН и Всемирный банк.

Основных параметров для анализа – четыре:

GE (Government Effectiveness) – эффективность правительства в комплексе: стабильность власти, ее способность разрабатывать и реализовывать планы, качество бюрократии, уровень коммунальных услуг, развитие образования, общественного транспорта, здравоохранения.

HDI (Human Delevopment Indicator) – индекс развития человеческого потенциала: учитывает ВВП, продолжительность и уровень жизни, образованности.

PSAV (Political Stability and Absence of Violence) – показатель политической стабильности и отсутствие насилия: высчитывается на основе вероятности того, что работа правительства будет нарушена неконституционными методами вроде народного бунта или военного переворота.

VA (Voice and Accountability) – демократичность власти и подотчетность ее народу: учитывает разнообразие политических прав, наличие свободных СМИ, отсутствие государственной цензуры, прозрачность действий правительства.

Всего математики «обследовали» 197 стран - от Монако и Лихтенштейна с «идеальными» правительствами в пять человек, до Шри-Ланки с гигантским аппаратом в 54 члена кабинета министров. Построили соответствующие графики, связавшие показатели с численностью кабинетов.

Графики, составленные учеными, иллюстрируют как меняются показатели эффективности того или иного комитета в зависимости от его численности.

Графики, составленные учеными, иллюстрируют как меняются показатели эффективности того или иного комитета в зависимости от его численности.

И в самом деле оказалось: чем больше кабинет, тем хуже его работа. За редким исключением. Существование критического числа – того самого Ci - тоже подтвердилось. Климек и коллеги совсем уж катастрофических «провалов» у таких кабинетов не обнаружили. Но заметили, что у правительств с числом членов ниже 21 показатели стабильно выше среднего уровня.

Несогласованность в работе комитета растет с увеличениям числа его членов.

Несогласованность в работе комитета растет с увеличениям числа его членов.

Перебор на федеральном уровне

Какова численность кабинета у нас? Она разная. Зависит от того, как считать.

В России 21 министр – их то самое критическое «очко», которым пугал Паркинсон и проверившие его математики. Словом Ci. Теоретически такой кабинет еще может работать плодотворно. Ведь критическое значение не превышено. Следовательно, наш кабинет должен обеспечивать вполне пристойные показатели - хоть чуть-чуть, но выше средних.

Можно посчитать иначе: приплюсовать премьера и десять его заместителей – вице-премьеров. Тогда в кабинете будут «заседать» уже 32 человека – еще не запредельное количество, но с явным перебором. В смысле ожидания совместной эффективно деятельности на благо страны и народа.

А глав федеральных служб, агентств и госкорпорация лучше вообще не плюсовать. Размер такого кабинета станет просто катастрофическим – более 80 человек.

Сам Паркинсон не исключал фантастического приумножения числа людей, вовлеченных во власть. Но при этом подмечал: «Может оно дорасти и до тысячи. Это уже неважно. Кабинет больше не кабинет, и прежние его функции выполняет другое, малое сообщество».

«Малое сообщество»? Так оно у нас есть. Это председатель правительства и его заместители: 11 человек в кабинете - количество весьма близкое к идеальному. Но членов «Политбюро 2.0» все же меньше. Их 9 человек, что, по закону Паркинсона, полезнее. Если такой, с позволения сказать, кабинет существует и в самом деле верховодит.

Главное - решить куда ехать.

Главное - решить куда ехать.

Вывод: в России достойны доверия два кабинета – реальный и якобы мифический. Оба теоретически правильные - в законе, если так можно выразиться, имея в виду Паркинсона. Главное, чтобы не собирались вместе – 20 человек не очень хорошее число. Почти критическое.

СПРАВКА "КП"

Кто такой Паркинсон

Считается, что автор законов Паркинсона сам Паркинсон - Сирил Норткот (Cyril Northcote Parkinson) - британский историк, писатель, драматург, который родился 30 июля 1909 года, умер 9 марта 1993 года. Но некоторые исследователи полагают, что имя это вымышленное, объединяет нескольких авторов. Вроде нашего Козьмы Пруткова.

Сирил Норткот Паркинсон - наиболее вероятный автор законов Паркинсона.

Сирил Норткот Паркинсон - наиболее вероятный автор законов Паркинсона.

Законы Паркинсона

Законы Паркинсона собраны в книгу с аналогичным названием - Parkinson’s Law: The Pursuit of Progress. Вот некоторые из них – наверняка многим знакомые:

Если существует способ отложить принятие важного решения, истинный бюрократ обязательно его найдет.

Отсрочка - самая надежная форма отказа.

Учреждение, в котором работают более тысячи сотрудников, создает так много внутренней работы, что не нуждается в контактах с внешним миром.

Объем работы чиновников возрастает в той мере, в какой это необходимо, чтобы занять время, выделенное на ее выполнение.

Эффективность телефонного разговора обратно пропорциональна затраченному на него времени.

Люди не склонны прощать тех, кому они навредили, да и человека, чьим добрым советом пренебрегли, выносят с трудом.

Некоторые ставят Паркинсона на одну полку с Фрейдом.

Некоторые ставят Паркинсона на одну полку с Фрейдом.